Вторник, 11.12.2018, 16:40

Главная
Регистрация
Вход
  Приветствую Вас Гость | RSS  
Меню сайта

Наш опрос
В историческом фэнтези главное:
Всего ответов: 211

 
В книгах я честнее, чем в жизни

Великий Новгород заслуживает отдельной серии исторических романов.

Ее книги нередко называют жестокими. Но сама она считает, что они просто честные. Ее героини даже любят не по-женски. Потому что живут в непростое время, когда, чтобы быть рядом с мужчиной, нужно быть больше, чем женщиной. Нужно быть другом, товарищем по оружию, нужно стоять в одном боевом строю с Берсерками, нужно быть часть стаи, а стая никогда не замедлит своего бега, если ты устал, выбился из сил и уже не способен продолжать бесконечную погоню за золотом. Так уж устроен мир. Тем более тот мир, где смерть воина – праздник, а кровь врага слаще медовой браги. «Я хочу, чтобы мой читатель увидел то далекое время глазами людей, чьи души давно в Вальхалле, людей, о чьей любви мы можем только догадываться и чьи подвиги помним до сих пор», - признается Ольга Григорьева, известная петербургская писательница, автор увлекательнейших исторических романов. Впрочем, к решению стать писательницей она пришла далеко не сразу…
 
 
 
- С некоторых пор я вдруг поняла одну очень важную вещь – никогда не нужно торопиться с решениями. Просто однажды приходит день, когда это решение приходит само. Как озарение. Раз – и тебе вдруг все становиться ясно, нужно делать то-то и то-то, и тебе совсем не обязательно бежать вместе с остальными. В конце концов, если весь мир решит броситься с обрыва, то почему я должна погибать вместе с ним?
- И часто вы принимали подобные решения?
- Часто. Я ведь уехала из дома, когда мне было всего 12 лет. Ни родителей, ни друзей, ни знакомых… Все пришлось начинать с нуля. Большой спорт не любит тех, кто всю жизнь держится за мамину юбку. Я до сих пор удивляюсь, почему почти не скучала по дому. К тому же это только со стороны кажется, что жизнь спортсмена – сплошные награды. На самом деле все наоборот. Огромный труд и множество разочарований, которые нужно уметь пережить.
- И все-таки были эти самые награды и победы?
- Вроде да. Было несколько (Ольга явно скромничает, на самом деле она выигрывала семь раз. – М.В.) побед на чемпионатах тогда еще не распавшегося Союза. Звание мастера спорта международного класса. Все было, наверное, неплохо. Если не считать того, что меня несколько раз выгоняли из сборной, куда, правда, потом благополучно возвращали.
- И за что выгоняли, если не секрет?
- Иногда, готовясь к соревнованиям, требовалось проходить курс уколов, после которых у некоторых девушек начинали расти мужские бороды и усы. А мне, как вы понимаете, борода была ни к чему. Вот я и высказывала свое мнение.
- Но другие-то проходили через это…А, вы же упомянули, что не будете в компании с обрыва прыгать!
- Вот именно.
- А куда еще не прыгали?
-Ну, например, я не стала моделью, хотя в свое время получила предложение от самого Вячеслава Зайцева. А еще не уехала в далекую Австралию, куда меня приглашал поехать помощником, наверное, лучший специалист в мире по плаванию Турецкий. Австралийца Иана Торпа помните? Его воспитанник. А еще я горжусь тем, что не испугалась того, что мне наговорили врачи, и не стала бездетной женщиной. И, кстати, если бы не рождение сына, я бы никогда не села за письменный стол и никогда не написала бы ни «Берсерка», ни «Колдуна», ни «Стаи», ни всего остального. А ведь если бы я не вылетала из сборной, вполне возможно, я бы уже никогда не могла иметь детей. Вот теперь и подумайте – стоило ли мне соглашаться на уколы или нет. Ведь тогда бы у меня практически не было шансов родить Максима. Жизнь – забавная штука. И в ней за все приходиться платить. Но я надеюсь, что не мне. Кстати, мои книги именно об этом.
- О судьбе?
- И о ней тоже. О поступках. Об умении добиваться поставленной цели. О человеческой ненависти. О жажде власти. О том, что жизнь вовсе не красивая сказка о Золушке, а достаточно жестокая штука, в которой далеко не всегда бывает место романтике и любви.
- Но иногда – все-таки бывает?
- А как же без этого. Но, увы, в книгах я, наверное, гораздо честнее, чем в жизни. Ведь знаю, читатель любит, чтобы любимые герои оставались в живых, а они иногда умирают. Знаю, что всем хочется чистой и красивой любви, а мои герои любят, как в жизни – страдают, мучаются, долго не понимают сами себя. Знаю, что многим читателям совсем не важно, соответствует ли написанное тому, что было во времена моих героев в реальности, но все равно скрупулезно сверяю написанное с историческими событиями и замечательными, на мой взгляд, текстами скандинавских саг.Хотя не все так уж и плохо. Во-первых, по-моему, я могу честно нести звание самой жестокой женщины из всех пишущих в жанре фэнтези. А во-вторых, мои героини всегда честно зарабатывают свое право быть рядом с мужчиной, которого они любят, не рассчитывая на каких-нибудь тетушек фей и кареты из тыквы…
- Только не говорите, что именно эти истории вы читали сыну на ночь!
- Нет, конечно. Для него была написана моя первая книга «Ладога». Настоящая сказка с драконами, болотными жителями и прочей нечестью. Я писала ее в школьных тетрадках и даже не думала, что когда-нибудь эти сказки увидят свет. А потом совершенно случайно, а вернее, благодаря моему брату эти тетрадки оказались на столе в одном питерском издательстве, и мне было предложено подумать о новой карьере.
- И вы, конечно, сразу согласились?
- Я попробовала. И сразу добилась успеха. Вы не поверите, но «Ладога» сразу же оказалась в хит-параде года. Правда, ее номинировали среди худших, но если учесть, что в той же десятке был, к примеру, такой писатель, как Чингиз Айтматов, то я нисколько не огорчилась. По-моему, я оказалась в очень хорошей компании. Да и сыну книга понравилась. А для меня это было главным.
- И вы не боитесь говорить о таком «успехе»?
- Нет, не боюсь. Если бы «Ладога» не разошлась хорошим тиражом, то я бы не получила предложения написать следующую книгу. А ведь именно следующая – «Берсерк» - выдержала уже шесть переизданий. Это разве мало? Кстати, едва успев выйти, почти сразу же была переиздана в подарочном издании моя предпоследняя книга «Стая».
- А как называется последняя?
- «Старая Ладога».
- Опять «Ладога»?
- Да, опять. Я слишком люблю эти места. Мне кажется, в них есть что-то особенное. Я их чувствую. И самое забавное, что «Старая Ладога» написана по мотивам первой книги. Вот только получилась она совершенно другой. Неузнаваемой. Хотя так же, как и первая, посвящена сыну. Что поделаешь, ребеночек вырос, наверное, вместе с ним выросла и моя первая книга. Так что теперь пришлось полностью сменить одежку…
- Не могу не задать вам вопрос, который, наверное, вертится на языке у многих новгородцев. В своих романах вы пишете о древних новгородских землях. А о самом Великом Новгороде не было соблазна написать что-нибудь захватывающее?
- Историей Новгорода интересуюсь давно, поскольку искренне считаю, что древний Новгород с его независимостью, смешением скандинавской и славянской культуры, постоянным противостоянием Киеву, вече и так далее – явление уникальное не только в русской истории, но и в мировой. Сама я была в Новгороде только дважды, причем «дикарем» - просто приезжала на машине, ходила по городу, по окрестностям. Пыталась представить себе, как эти места могли выглядеть во времена княжения Гостомысла или Рюрика. Не знаю, насколько мои представления могли совпасть с реальностью, но картина получалась очень впечатляющая. Невероятно красивые места, ощущение такое, что деревья, камни, сама земля хранит память о древних временах. На самом деле Новгород и новгородцы заслуживают не просто отдельного упоминания в каком-либо романе, а отдельной серии книг.
- Интересно, а как реагируют профессиональные историки на ваши исторические допущения? Не бывает гневных окриков?
- Мои взаимоотношения с ними довольно непросты. Дело в том, что относительно происхождения и развития Древней Руси существует огромное количество исторических версий. И, конечно, каждый историк настаивает на собственной правоте, как правило, отвергая все иные гипотезы. Я же отношусь к истории гораздо проще: есть очевидные исторические факты, такие, к примеру, как княжение Рюрика на Руси. Далее достоверная история заканчивается, и начинаются самые разнообразные предположения ученых мужей о том, откуда появился Рюрик, кто его позвал на Русь и к какому из варяжских или словенских племен он принадлежал. Если я задумаю написать роман о Рюрике, то беру за основу реальные факты, с которыми никто не спорит, а затем, изучив противоречивые мнения историков, создаю из них свою собственную версию событий, таких, что они легко объясняют и появление Рюрика, и его княжение, и его происхождение. Главное, чтобы при этом мой Рюрик был прежде всего обычным человеком, а не невесть кем выдуманным героическим персонажем. В конце концов, даже самые гениальные и великие люди имели свои слабости и недостатки. У меня даже Петр Первый в романе «Фаворитка» - простой, грубый, хамоватый мужлан, бабник, самодур, временами недотепа, и при этом он делает историю. Что же касается отношения историков к моим книгам, то они не могут спорить с очевидным: да, были такие люди, такие города, такие сражения в этих местах и даже в эти сроки, но…Конечно, идут мелкие придурки по быту или «слишком современной» речи моих героев. Обычно на подобные придирки я предлагаю перевести всю речь моих героев на древнеславянский и попытаться показать получившееся хоть одному человеку. Вряд ли тот сумеет прочитать хоть один диалог.
- Правда ли, что вы являетесь составляющей «инь» в авторском проекте под названием «Феликс Юсупов». Признайтесь, ведь одним из соавторов этой детективной серии были вы!
- Призналась. Был период, когда я совместно с моим соавтором Владимиром Колосовым превращалась в Феликса Юсупова и писала детективы. Потом детективы мне надоели, я опять стала Олей Григорьевой, а Феликсом Юсуповым остался Владимир. Хотя это было, наверное, более прибыльное дело, чем мои исторические романы. Но я не умею, да и не хочу работать ради денег. Только ради удовольствия. Может быть, поэтому у меня были периоды, когда я не писала совсем. Кем я буду завтра? Не знаю. Но твердо уверена, что всегда останусь сама собой.
- Ольга, а что нужно поставить во главу угла в стремлении добиться успеха?
- Главное – это победить собственные страхи. Все люди чего-нибудь боятся, и почти все это скрывают. Я не исключение. Вот и занимаюсь тем, что всю жизнь борюсь с собственными страхами.
- В жизни вы…
- Обычная женщина. Люблю поспать, люблю, когда меня любят, люблю поболтать по телефону. А вот ходить на всякие светские рауты и тусовки – это не мое. Мне кажется, там уходит слишком много времени на общение с «нужными» людьми. Лично мне такое общение неприятно. Нет, наверное, если бы я мечтала заработать кучу денег, я бы себя пересилила. Но я хочу очень немногого – счастья моему ребенку и близким мне людям, а еще заниматься любимым делом. И не важно, каким это любимое дело будет завтра. Может быть, я буду продолжать писать книги, может быть, буду тренировать детей, может быть, вообще начну заниматься вышивкой. Хотя, кажется, вышивка – опять-таки не мое. Знаете, каждому свое. У одного деньги в руках размножаются, как тараканы, а у меня… Помню, в детстве держала в аквариуме двух ужей. А потом один вдруг есть перестал. Я думала, мой ужик заболел, понесла его лечиться в зоопарк. Там на моего ужика посмотрели и ахнули. «Девушка,- говорят, - да это же ужиха, причем беременная. Господи, и как вы этого добились? Ужи в неволе не размножаются». Так что каждому свое. Это точно. Одним деньги зарабатывать, а другим книжки писать. А там уж как получится.
Максим Владимиров. "Новгородские ведомости"
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Copyright MyCorp © 2018 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Rambler's Top100
Поиск в каталоге Refer.Ru:
Каталог сайтов, тематичекие ссылки каталог весь интернет